Какие деревья можно вырубать без разрешения

Содержание

Как не попасть под статью за сбор валежника? Читаем памятку!

Какие деревья можно вырубать без разрешения
Какие деревья можно вырубать без разрешения

Компьютерное пиратство – это не санкционированное правообладателем копирование, распространение или использование ПО в личных целях или для решения бизнес-задач.

Попытки сэкономить на программном обеспечении (например, скачать Windows бесплатно из торрент-сетей) приводят к тому, что на компьютере пользователя появляется пиратский софт, потенциально опасный для ПК и личных данных пользователя.

Microsoft ©

На фоне широко развернувшейся в последнее время антипиратской кампании, думаю многим будет небезынтересно прочитать эту статью.

В стране развернута массовая кампания по борьбе с нарушениями авторских прав. Как всегда, не обходится без перегибов. С милиции требуют раскрываемость по ст.146 УК. И милиция ее дает, не слишком считаясь при этом с законом (о справедливости лучше вообще молчать).

Состав преступления

Части 2 и 3 статьи 146 УК предусматривают наказание за нарушение авторских прав в крупном и особо крупном размере соответственно. Крупным размером считается стоимость распространяемых контрафактных экземпляров или нарушенных прав, превышающая 50 тысяч рублей, особо крупным – свыше 250 тысяч.

Нарушение на сумму меньше 50 тысяч не является уголовным преступлением.

Это административное правонарушение, милиция ими занимается неохотно, поскольку, в отличие от уголовных дел, никак не влияют на цифры отчетности, ради которых, собственно, органы внутренних дел и работают.

(Но если кто-то все-таки попадется, на него оформят административный протокол, а компьютеры могут даже конфисковать, как “контрафактные экземпляры произведений”).

Что такое проверочная закупка?

[attention type=red][attention type=green][attention type=yellow]
Самым простым методом слепить уголовное дело по ст. 146 является проверочная закупка – один из видов оперативно розыскных мероприятий (ОРМ), предусмотренный законом “Об оперативно-розыскной деятельности” (п. 4 ст. 6). Чтобы выполнить установленный план по уголовным делам, милиция вынуждена использовать только самые простые и быстрые способы поимки “пиратов”.
[/attention][/attention][/attention]

Главный из этих методов – проверочная закупка (не путать с контрольной закупкой). Метод прост: обзваниваются те, кто дал объявления об установке программ, настройке компьютеров, а за неимением таковых – о любых услугах, связанных с компьютерами.

Подставной покупатель просит установить программы. После установки составляется протокол, затем следователь возбуждает уголовное дело.

Признаки проверочной закупки

Есть несколько признаков, позволяющих довольно уверенно отличить проверочную закупку от обычного заказа.

Вас непременно попросят установить программы на сумму свыше 50 000 рублей. Обычно берут какую-нибудь дорогую программу типа “1С:Комплексная поставка”, “Компас-3D” или “Photoshop”. Иногда заказывают набор из нескольких программ.

Иногда просят поставить программы на несколько компьютеров. В сумме обязательно должно выйти больше 50 000, иначе милиционеры сработают (по их счету) “вхолостую”.

Явное несоответствие заказанной программы потребностям “заказчика” есть важный признак засады.

Заявка часто бывает не срочная, а на следующий день или через несколько дней: милиционерам нужно подготовиться, найти понятых, установить камеру, пометить деньги и т.п.

[attention type=green][attention type=yellow][attention type=red]
Компьютер, на который вам предложат инсталлировать программы, не похож на рабочий, постоянно используемый. Он будет “чистый”: с одной только ОС или даже без нее. Так проще доказывать преступление.
[/attention][/attention][/attention]

Осмотр компьютера “до”, осмотр или экспертиза “после” – появившиеся на диске программы считаются незаконно скопированными.

Понятые в случае необходимости подтвердят: перед визитом “инсталлятора” на компьютере программ не было вообще, а после визита – появились.

Во время телефонного разговора и/или при проведении закупки вас непременно будут спрашивать, являются ли устанавливаемые программы лицензионными или контрафактными. Для доказательства вины крайне важно, чтобы подозреваемый в той или иной форме признал, что ему известно о нарушении авторских прав.

Обычного клиента этот вопрос нисколько не беспокоит, его больше волнует цена услуги. Милиционеров – наоборот, цена не интересует, а происхождение программ – очень.

В комнате с компьютером кроме “заказчика” будут присутствовать еще не менее двух лиц (понятые), либо там будет вестись видеозапись. Скрытую камеру обнаружить нелегко, но если рядом тусуются без видимой цели какие-то люди, это должно насторожить.

В последнее время работники милиции используют также упрощенный вариант проверочной закупки: просят человека записать и продать диск с программами. В некоторых регионах, где суды не слишком требовательны по части доказанности преступления, такие дела проходят.

Кроме этого, встречаются “закупки” подержанных компьютеров целиком: милиционеры звонят по объявлению и интересуются, а есть ли на продаваемом компьютере такие-то программы. Продавцу предлагают установить их, обещая в этом (и только в этом) случае купить компьютер за хорошую цену.

Нарушения

Проверочные закупки и следствие по делу редко проводятся в строгом соответствии с законом. Царящая в органах “палочная система” просто не дает ни времени, ни средств соблюдать закон.

Чтобы гарантированно возбудить уголовное дело, повсеместно применяются различные способы завышения размера преступления. Например, некорректная оценка стоимости программ, проводимая не экспертом-оценщиком, а потерпевшим.

[attention type=yellow][attention type=red][attention type=green]
Другое распространенное нарушение – использование провокации при проведении проверочной закупки.
[/attention][/attention][/attention]

Когда работник милиции, получив отказ, начинает уговаривать инсталлятора (настройщика, ремонтника или просто пользователя, продающего свой компьютер) поставить нужные программы.

Уговоры часто действуют, человек идет на преступление, которого при иных условиях бы не совершил. Это и есть провокация.

Вопрос о провокации в ходе проверочной закупки был разъяснён Верховным судом на примере дел о сбыте наркотиков. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. – 14 говорится:

“Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.”

Кроме этого, около двух лет назад в закон об ОРД были внесены изменения, в соответствии с которыми милиции запрещалось “подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий”.

(Как будто раньше они всем этим занимались потому что не было прямого запрета в законе.) Естественно, эффект от этих поправок был нулевым.

При проведении “закупок” контрафактных программ милиция этим запретом повсеместно пренебрегает.

Роль подстрекателя в “закупке” ПО даже больше, чем в случае с наркотиками. Сбыт наркотиков является уголовным преступлением в любом случае, независимо от размера, тогда как для состава преступления, предусмотренного ст. 146 УК, нужно программное обеспечение на сумму более пятидесяти тысяч рублей.

Именно поэтому милиционеры всегда просят установить что-нибудь дорогое: “1С: Предприятие”, “Фотошоп”, и т.п.

[attention type=red][attention type=green][attention type=yellow]
Часто инсталляторам помимо 146-й незаконно вменяют статьи УК 272 (неправомерный доступ) и 273 (вредоносные программы), которые не имеют “порога” в виде размера нарушения. Но такие нарушения – отдельная большая тема.
[/attention][/attention][/attention]

Все эти многочисленные и повсеместные нарушения делают порочной практику проверочных закупок для борьбы с нарушениями авторских прав. Делают ее неприемлемой вообще. Оттого автор и предостерегает всех инсталляторов, хотя небольшая часть из них, возможно, в самом деле заслуживает наказания.

Предохранение

Нетрудно вывести простые меры, которые позволят инсталлятору избежать милицейской засады и в то же время не распугать своей подозрительностью нормальных клиентов.

Никогда никому не устанавливайте ПО более чем на 50 тысяч рублей за один раз. Подавляющему большинству заказчиков дорогие и навороченные версии просто не нужны. Если, несмотря на ваши аргументы, настаивает, лучше откажитесь от этого клиента вообще.

При визите к клиенту не приносите с собой дистрибутивов разных программ “на всякий случай”. При квалификации деяния по ч.2 и 3 ст.146 учитываются не только установленные экземпляры программ, но также и носители с программами, которые хранятся или перевозятся “с целью сбыта”. В теории эту цель сбыта следует еще доказать, но на практике суды принимают слова обвинения и без доказательств.

Никогда и никому не говорите, что вы устанавливаете контрафактные программы. Какими бы программы ни были, но на все вопросы следует четко и внятно отвечать, что программы лицензионные, ставятся со строгим соблюдением закона и условий лицензионных соглашений. Впрочем, если вам начинают задавать подобные вопросы, от такого клиента лучше отказаться.

Осматривайте компьютер и место, где он находится, при установке. Насторожить должен чистый жесткий диск, отсутствие внутри компьютера пыли, а также откровенно “слабый” компьютер, на котором программы, нужные “заказчику”, будут не работать, а еле-еле шевелиться. Кроме этого, признаком проверочной закупки может служить явно нерабочая обстановка в том месте, куда вас пригласили.

Наличие на компьютере клиента зоопарка из многообразного и явно часто используемого программного обеспечения почти гарантирует, что это не проверочная закупка.

Наиболее действенный способ, которого, к сожалению, мало кто применит – просто не ставить контрафактного ПО. Ставьте бесплатное. Ставьте Линукс.

Можно ли переложить ответственность?

Некоторые… скажем так, “юридически непросвещенные” люди отчего-то полагают, что ответственности можно избежать путем составления договоров, соглашений с клиентом, расписок и прочих хитровымученных бумаг с разными заковыристыми формулировками.

[attention type=green][attention type=yellow][attention type=red]
Это абсолютно бессмысленно: любая подобная бумага лишь укрепит доказательную базу уголовного дела. Она будет подтверждать то, что подозреваемый “знал, планировал, готовился к преступлению, пытался отвести от себя угрозу”.
[/attention][/attention][/attention]

Кроме этого, ее наличие может привести к возбуждению дела не по второй, а по третьей части 146 статьи за нарушение, совершенное группой лиц.

Уголовное законодательство не позволяет переложить ответственность на другое лицо, составив с ним договор, подписав расписку, заключив джентльменское соглашение и т.п. Статья 3 УК (ч. 1) устанавливает, что преступность деяния и его уголовно-правовые последствия определяются только УК, никаких иных документов в этой сфере не применяется.

В качестве примера, иллюстрирующего абсурдность “джентльменских соглашений”, можно привести подобную “расписку” при совершении любого другого преступления, например, заказного убийства.

Если исполнитель убийства напишет “расписку” о том, что он “никаких претензий к заказчику не имеет”, правоохранительные органы вполне справедливо не будут принимать ее во внимание при назначении наказания (хотя в качестве доказательства сговора такой документ использоваться может).

Или еще один, более приближенный к реальности пример: если на предприятии есть служба охраны, в обязанности которой входит предотвращение краж, можно ли привлечь охранника в качестве обвиняемого по статье 158 УК, если кража не раскрыта? Ответ очевиден.

Тем не менее, заблуждение о “волшебной расписке” распространено повсеместно.

И главную роль в его распространении играют не юридически непросвещенные люди, а сами работники правоохранительных органов, которые в некоторых ситуациях принимают во внимание должностные инструкции работников, с помощью чего на работника предприятия (обычно сисадмина) возлагается ответственность “за соблюдение лицензионной чистоты ПО”.

Милиционерам этот миф выгоден по двум причинам. Во-первых, у них всегда есть “козел отпущения”, на которого все можно свалить. По такой логике, по умолчанию за весь контрафактный софт на предприятии ответственность несет его руководитель. Но в том случае, если существует приказ или должностная инструкция, которая “определяет ответственное лицо”, то привлекать по статье 146 будут его.

В данном случае должностная инструкция как раз и является аналогом “волшебной расписки”, с помощью которой перекладывается уголовная ответственность. Никаких правовых оснований для этого нет, однако, милиция получает возможность не искать тех, кто действительно установил контрафактную программу, а свалить все на того, кто “несет ответственность по инструкции”.

Во-вторых, установить программу на компьютер может любой работник организации, поработавший за этим компьютером.

Однако, если начать разбираться, кто и что устанавливал, то может оказаться, что каждый работник установил программ стоимостью менее чем на пятьдесят тысяч, и состава преступления здесь вообще нет.

[attention type=yellow][attention type=red][attention type=green]
А ситуация, когда “ответственность возложена инструкцией” на кого-то одного, позволяет “повесить” на этого человека весь “пиратский” софт на предприятии, и гарантированно получить уголовное дело, а не кучу административных правонарушений.
[/attention][/attention][/attention]

Для сравнения можно взять статью 143 УК, предусматривающую ответственность за “нарушение правил техники безопасности или иных правил охраны труда, совершенное лицом, на котором лежали обязанности по соблюдению этих правил”.

В данном случае существует закон, возлагающий на работодателя ответственность за соблюдение правил охраны труда, а также предусматривающий возможность эту ответственность возложить на конкретного работника предприятия той самой “должностной инструкцией” (это раздел X Трудового кодекса).

Кроме этого, сама статья 143 предусматривает ответственность для того лица, “на котором лежали обязанности”.

В случае со ст. 146 УК ничего подобного в ней самой нет, а кроме того, не существует закона, который возлагает на руководство предприятия ответственность за “соблюдение лицензионной чистоты”.

Кстати, когда президиум Пермского краевого суда оправдывал А.М.

Поносова, он руководствовался как раз такой логикой: работа директором организации, в которой установлена “пиратка”, не свидетельствует о причастности к нарушению авторских прав по умолчанию.

Необходимо, чтобы обвиняемый совершал какие-то действия, которые к такой установке привели, или являлся соучастником (подстрекателем, организатором, и т.п).

P.s Взято с http://www.yaplakal.com/forum7/topic1364143.html

P.ss Не ради плюсов. А для ознакомления

Источник: https://pikabu.ru/story/kak_ne_popast_pod_statyu_za_sbor_valezhnika_chitaem_pamyatku_6488805

Дерево или кустарник. Когда их можно вырубать без разрешения?

Какие деревья можно вырубать без разрешения

В Алматы вырубили 11 тысяч деревьев ради строительства торгово-развлекательного центра без проведения общественных слушаний. Управление зелёной экономики города подало в суд на застройщика. Однако владелец участка уверяет, что вместо деревьев были кустарники.

Informburo.kz выяснил, чем отличается дерево от кустарника, можно ли сносить без разрешения компетентных органов зелёные насаждения и какое наказание грозит лицам, нарушающим законодательство в сфере охраны окружающей среды.

По словам директора Ботанического сада Алматы Гульнары Ситпаевой, куст от дерева отличается по нескольким признакам:

“Количество стволов – основной отличительный признак между деревьями и кустарниками. Из одного корня в кустарнике произрастает несколько стволов, а в дереве из одного корня вырастает лишь один ствол”, – поясняет Гульнара Ситпаева.

Возраст дерева во много раз превышает возраст кустарника, так же, как и высота, добавляет научный сотрудник Ботсада Велта Масалова. Корень дерева мощнее, чем у кустарника. Последние используются как изгородь, источник плодов или лекарственное сырьё. Дерево кроме вышеперечисленных достоинств является источником ценного материала – древесины.

“Обычно специалистам не сложно отличить дерево от кустарника. Хотя бывает, что можно и спутать их: например, кустарник и дерево четвёртой величины (ростом до семи метров). Ведь бывают и кустарники по пять-шесть метров в высоту. А некоторые деревья при этом могут иметь два-три ствола, хотя почти всегда видно главный из них”, – говорит Велта Масалова.

И деревья, и кустарники относятся к зелёным насаждениям. А понятия “поросль” в законодательстве нет. Вырубившие зелёные насаждения на месте будущего ТРЦ в Алматы заявили, что деревьев на участке не было, а только кустарники и поросль. К зелёным насаждениям относятся кустарники, а также:

При строительстве объекта их можно вырубать только с разрешения местных исполнительных органов.

Министерство национальной экономики разработало Правила вырубки деревьев и кустарников. В них чётко прописано, в каких случаях разрешается вырубать их:

  • при проведении строительно-монтажных работ (необходимо разрешение);
  • при обслуживании объектов инженерного благоустройства, реконструкции и устройстве инженерных сетей, подземных и надземных коммуникаций;
  • при ликвидации аварийных и чрезвычайных ситуаций, в том числе на объектах инженерного благоустройства;
  • при благоустройстве территории существующих объектов и необходимости улучшения качественного и видового состава деревьев;
  • при санитарной вырубке деревьев, создающих угрозу здоровью и жизни людей, а также влекущих ущерб имуществу физического и юридического лица;
  • при произрастании насаждений на землях общего пользования.

Исключения могут прописать местные маслихаты в Правилах содержания и защиты деревьев и кустарников. Например, в мегаполисе можно вырубать деревья без разрешения:

  • на территориях индивидуального жилого дома и личного подсобного хозяйства;
  • на дачных участках.

“Если это индивидуальный жилой дом или личное подсобное хозяйство, то разрешения на вырубку не требуется. Если же строится ТРЦ, то разрешение обязательно”, – подчёркивает юрист Вадим Ни.

Если на участке растут деревья ценных и редких пород, то правила действуют те же: пересадить зелёные насаждения, либо произвести компенсационную посадку 1:5.

Как подать заявление на снос деревьев

Чтобы получить разрешение на вырубку зелёного насаждения, нужно подать заявление на снос через портал электронного правительства Egov.kz, рассказывает юрист Вадим Ни. Заявку могут подавать:

  • физические лица;
  • юридические лица;
  • индивидуальные предприниматели.

“Эта услуга бесплатная. С момента подачи заявки госорганы должны оказать услугу в течение 10 рабочих дней”, – сообщается на сайте Egov.kz.

К заявлению нужно приложить следующие электронные документы:

  • копия правоустанавливающего документа на земельный участок;
  • заключение комплексной вневедомственной экспертизы;
  • материалы инвентаризации и лесопатологического обследования зелёных насаждений, растущих на участке;
  • план компенсационной посадки деревьев;
  • гарантийное письмо по компенсационной посадке деревьев с указанием даты завершения высадки саженцев;
  • договор с организацией на компенсационное озеленение.

Госорганы в течение двух рабочих дней с момента получения документов проверяют полноту представленных документов. Ответ даётся либо в виде разрешения на вырубку, либо в виде отказа с мотивированными основаниями.

Какие могут быть основания для отказа

В управлении зелёной экономики Алматы перечислили пять причин отказа в разрешении на вырубку деревьев.

Первая – если документы или данные в них оказались недостоверными.

“Допустим, если в графе “имя заявителя” указано наименование несуществующей компании или чужого человека, то такие данные считаются недостоверными”, – пояснили в управлении.

Вторая – несоответствие представленных материалов, объектов, данных и сведений, приложенных к заявке. Например, если информация о расположении дерева в разных документах будет противоречивой.

Источник: https://informburo.kz/cards/derevo-ili-kustarnik-kogda-ih-mozhno-vyrubat-bez-razresheniya.html

Можно ли взять на дрова поваленные в лесу деревья?

Какие деревья можно вырубать без разрешения

Рассказываем, что такое валежник и какие деревья можно взять в лесу без нарушений.

– В лесу рядом с моим домом валяется много поваленных деревьев. Они мешают ходить по тропинкам и отлично подошли бы на дрова. Могу ли я забрать их себе? Будет ли это нарушением? И грозит ли штраф? Расскажите, пожалуйста, как это сделать законно.

Как сообщили в Министерстве лесного хозяйства Кировской области, по закону граждане могут свободно и бесплатно находиться в лесах и собирать для собственных нужд дикорастущие плоды, ягоды, орехи, грибы, другие пригодные для употребления в пищу лесные ресурсы, а также недревесные лесные ресурсы (это береста, кора деревьев и кустарников, хворост, веточный корм, еловая, пихтовая, сосновая лапы, мох, лесная подстилка, камыш и другое).

– Валежником являются лежащие на поверхности земли остатки стволов деревьев, сучьев, не являющихся порубочными остатками в местах проведения лесосечных работ и (или) образовавшиеся вследствие естественного отмирания деревьев, при их повреждении вредными организмами, буреломе, снеговале, – отметили в Министерстве. – Следовательно, сбор валежника для собственных нужд граждан свободен и бесплатен, то есть не требует внесения платы и оформления документов.

При этом к валежнику не относятся сухостой (усохшие, стоящие на корню деревья) и ветровал (поваленные или наклонённые деревья с обрывом более трети корней), их рубка запрещена.

Граждане могут собирать валежник в течение года во всех лесах, объём не ограничивается.

– При заготовке валежника запрещается рубка растущих и сухостойных деревьев, рубка и раскряжёвка (поперечная разрезка ствола дерева на части – кряжи – прим. ред.) свежих ветровальных и буреломных деревьев (деревья с зелёной хвоей или листвой).

[attention type=red][attention type=green][attention type=yellow]
Не допускается использование валочных, валочно-пакетирующих и трелёвочных машин. Запрещается разрубка трасс и волоков, а также повреждение деревьев для организации подъезда к месту сбора валежника.
[/attention][/attention][/attention]

Запрещается отчуждение (продажа) заготовленной валежной древесины, – обратили внимание в Министерстве.

Что грозит за нарушение?

В случае, если вы срубите сухостойные деревья, это могут признать незаконной рубкой, а рубку ветровальных и буреломных деревьев – хищением древесины.

– Незаконная рубка – это повреждение до степени прекращения роста лесных насаждений или не отнесённых к лесным насаждениям деревьев, кустарников, лиан. В соответствии со статьей 8.28 КоАП РФ незаконная рубка влечёт наложение административного штрафа на граждан в размере от трёх до четырёх тысяч рублей, – пояснили в Министерстве.

Если же при рубке деревьев использовалась техника либо она происходила в лесопарковом зелёном поясе, то к штрафу от четырёх до пяти тысяч рублей добавляется конфискация продукции и орудия совершения правонарушения. За приобретение, хранение, перевозку или сбыт заведомо незаконно заготовленной древесины грозит штраф в пять тысяч рублей.

– Если эти деяния совершены в значительном размере, – в соответствии со ст. 260 УК РФ осуждённые наказываются штрафом в размере до 500 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до трёх лет, либо обязательными работами на срок до 480 часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет со штрафом в размере от 100 до 200 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до 18 месяцев или без такового, либо лишением свободы на срок до двух лет, – рассказали в Министерстве.

1. Валежником являются лежащие на поверхности земли остатки стволов деревьев, сучьев, а также деревья, упавшие вследствие естественного отмирания, при повреждении вредными организмами, буреломе, снеговале.

2. Граждане могут собираться валежник в течение года во всех лесах, его объём не ограничивается.

3. К валежнику не относятся сухостой (усохшие, стоящие на корню деревья) и ветровал (поваленные или наклонённые деревья с обрывом более трети корней), их рубка запрещена.

4. Рубку сухостойных деревьев могут признать незаконной рубкой, а рубка ветровальных и буреломных деревьев – хищением древесины. За нарушение грозит наказание от штрафа от 3 тысяч до 500 тысяч рублей до лишения свободы на срок до двух лет.

Если у вас есть вопросы, на которые вы не можете найти ответ, задайте их нам, и мы постараемся на них ответить.

sterhluki.ru

Источник: https://kirov-portal.ru/news/vopros-otvet/mozhno-li-vzyat-na-drova-povalennye-v-lesu-derevya-29551/

Закон о валежнике и сухостое в 2019 году: можно ли забирать из леса поваленные и высохшие деревья?

Какие деревья можно вырубать без разрешения

«Закон о сборе валежника» был принят Госдумой в третьем чтении и подписан Президентом России Владимиром Путиным 18 апреля 2018 года. Однако новые поправки в Лесной кодекс РФ вступили в силу только 1 января 2019 года. Начиная с этой даты, россияне получили право собирать поваленные деревья и использовать их в собственных нуждах.

Как не попасть под статью за сбор валежника? Читаем памятку!

Какие деревья можно вырубать без разрешения
Какие деревья можно вырубать без разрешения

Компьютерное пиратство – это не санкционированное правообладателем копирование, распространение или использование ПО в личных целях или для решения бизнес-задач.

Попытки сэкономить на программном обеспечении (например, скачать Windows бесплатно из торрент-сетей) приводят к тому, что на компьютере пользователя появляется пиратский софт, потенциально опасный для ПК и личных данных пользователя.

Microsoft ©

На фоне широко развернувшейся в последнее время антипиратской кампании, думаю многим будет небезынтересно прочитать эту статью.

В стране развернута массовая кампания по борьбе с нарушениями авторских прав. Как всегда, не обходится без перегибов. С милиции требуют раскрываемость по ст.146 УК. И милиция ее дает, не слишком считаясь при этом с законом (о справедливости лучше вообще молчать).

Состав преступления

Части 2 и 3 статьи 146 УК предусматривают наказание за нарушение авторских прав в крупном и особо крупном размере соответственно. Крупным размером считается стоимость распространяемых контрафактных экземпляров или нарушенных прав, превышающая 50 тысяч рублей, особо крупным – свыше 250 тысяч.

Нарушение на сумму меньше 50 тысяч не является уголовным преступлением.

Это административное правонарушение, милиция ими занимается неохотно, поскольку, в отличие от уголовных дел, никак не влияют на цифры отчетности, ради которых, собственно, органы внутренних дел и работают.

(Но если кто-то все-таки попадется, на него оформят административный протокол, а компьютеры могут даже конфисковать, как “контрафактные экземпляры произведений”).

Что такое проверочная закупка?

[attention type=red][attention type=green][attention type=yellow]
Самым простым методом слепить уголовное дело по ст. 146 является проверочная закупка – один из видов оперативно розыскных мероприятий (ОРМ), предусмотренный законом “Об оперативно-розыскной деятельности” (п. 4 ст. 6). Чтобы выполнить установленный план по уголовным делам, милиция вынуждена использовать только самые простые и быстрые способы поимки “пиратов”.
[/attention][/attention][/attention]

Главный из этих методов – проверочная закупка (не путать с контрольной закупкой). Метод прост: обзваниваются те, кто дал объявления об установке программ, настройке компьютеров, а за неимением таковых – о любых услугах, связанных с компьютерами.

Подставной покупатель просит установить программы. После установки составляется протокол, затем следователь возбуждает уголовное дело.

Признаки проверочной закупки

Есть несколько признаков, позволяющих довольно уверенно отличить проверочную закупку от обычного заказа.

Вас непременно попросят установить программы на сумму свыше 50 000 рублей. Обычно берут какую-нибудь дорогую программу типа “1С:Комплексная поставка”, “Компас-3D” или “Photoshop”. Иногда заказывают набор из нескольких программ.

Иногда просят поставить программы на несколько компьютеров. В сумме обязательно должно выйти больше 50 000, иначе милиционеры сработают (по их счету) “вхолостую”.

Явное несоответствие заказанной программы потребностям “заказчика” есть важный признак засады.

Заявка часто бывает не срочная, а на следующий день или через несколько дней: милиционерам нужно подготовиться, найти понятых, установить камеру, пометить деньги и т.п.

[attention type=green][attention type=yellow][attention type=red]
Компьютер, на который вам предложат инсталлировать программы, не похож на рабочий, постоянно используемый. Он будет “чистый”: с одной только ОС или даже без нее. Так проще доказывать преступление.
[/attention][/attention][/attention]

Осмотр компьютера “до”, осмотр или экспертиза “после” – появившиеся на диске программы считаются незаконно скопированными.

Понятые в случае необходимости подтвердят: перед визитом “инсталлятора” на компьютере программ не было вообще, а после визита – появились.

Во время телефонного разговора и/или при проведении закупки вас непременно будут спрашивать, являются ли устанавливаемые программы лицензионными или контрафактными. Для доказательства вины крайне важно, чтобы подозреваемый в той или иной форме признал, что ему известно о нарушении авторских прав.

Обычного клиента этот вопрос нисколько не беспокоит, его больше волнует цена услуги. Милиционеров – наоборот, цена не интересует, а происхождение программ – очень.

В комнате с компьютером кроме “заказчика” будут присутствовать еще не менее двух лиц (понятые), либо там будет вестись видеозапись. Скрытую камеру обнаружить нелегко, но если рядом тусуются без видимой цели какие-то люди, это должно насторожить.

В последнее время работники милиции используют также упрощенный вариант проверочной закупки: просят человека записать и продать диск с программами. В некоторых регионах, где суды не слишком требовательны по части доказанности преступления, такие дела проходят.

Кроме этого, встречаются “закупки” подержанных компьютеров целиком: милиционеры звонят по объявлению и интересуются, а есть ли на продаваемом компьютере такие-то программы. Продавцу предлагают установить их, обещая в этом (и только в этом) случае купить компьютер за хорошую цену.

Нарушения

Проверочные закупки и следствие по делу редко проводятся в строгом соответствии с законом. Царящая в органах “палочная система” просто не дает ни времени, ни средств соблюдать закон.

Чтобы гарантированно возбудить уголовное дело, повсеместно применяются различные способы завышения размера преступления. Например, некорректная оценка стоимости программ, проводимая не экспертом-оценщиком, а потерпевшим.

[attention type=yellow][attention type=red][attention type=green]
Другое распространенное нарушение – использование провокации при проведении проверочной закупки.
[/attention][/attention][/attention]

Когда работник милиции, получив отказ, начинает уговаривать инсталлятора (настройщика, ремонтника или просто пользователя, продающего свой компьютер) поставить нужные программы.

Уговоры часто действуют, человек идет на преступление, которого при иных условиях бы не совершил. Это и есть провокация.

Вопрос о провокации в ходе проверочной закупки был разъяснён Верховным судом на примере дел о сбыте наркотиков. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. – 14 говорится:

“Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.”

Кроме этого, около двух лет назад в закон об ОРД были внесены изменения, в соответствии с которыми милиции запрещалось “подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий”.

(Как будто раньше они всем этим занимались потому что не было прямого запрета в законе.) Естественно, эффект от этих поправок был нулевым.

При проведении “закупок” контрафактных программ милиция этим запретом повсеместно пренебрегает.

Роль подстрекателя в “закупке” ПО даже больше, чем в случае с наркотиками. Сбыт наркотиков является уголовным преступлением в любом случае, независимо от размера, тогда как для состава преступления, предусмотренного ст. 146 УК, нужно программное обеспечение на сумму более пятидесяти тысяч рублей.

Именно поэтому милиционеры всегда просят установить что-нибудь дорогое: “1С: Предприятие”, “Фотошоп”, и т.п.

[attention type=red][attention type=green][attention type=yellow]
Часто инсталляторам помимо 146-й незаконно вменяют статьи УК 272 (неправомерный доступ) и 273 (вредоносные программы), которые не имеют “порога” в виде размера нарушения. Но такие нарушения – отдельная большая тема.
[/attention][/attention][/attention]

Все эти многочисленные и повсеместные нарушения делают порочной практику проверочных закупок для борьбы с нарушениями авторских прав. Делают ее неприемлемой вообще. Оттого автор и предостерегает всех инсталляторов, хотя небольшая часть из них, возможно, в самом деле заслуживает наказания.

Предохранение

Нетрудно вывести простые меры, которые позволят инсталлятору избежать милицейской засады и в то же время не распугать своей подозрительностью нормальных клиентов.

Никогда никому не устанавливайте ПО более чем на 50 тысяч рублей за один раз. Подавляющему большинству заказчиков дорогие и навороченные версии просто не нужны. Если, несмотря на ваши аргументы, настаивает, лучше откажитесь от этого клиента вообще.

При визите к клиенту не приносите с собой дистрибутивов разных программ “на всякий случай”. При квалификации деяния по ч.2 и 3 ст.146 учитываются не только установленные экземпляры программ, но также и носители с программами, которые хранятся или перевозятся “с целью сбыта”. В теории эту цель сбыта следует еще доказать, но на практике суды принимают слова обвинения и без доказательств.

Никогда и никому не говорите, что вы устанавливаете контрафактные программы. Какими бы программы ни были, но на все вопросы следует четко и внятно отвечать, что программы лицензионные, ставятся со строгим соблюдением закона и условий лицензионных соглашений. Впрочем, если вам начинают задавать подобные вопросы, от такого клиента лучше отказаться.

Осматривайте компьютер и место, где он находится, при установке. Насторожить должен чистый жесткий диск, отсутствие внутри компьютера пыли, а также откровенно “слабый” компьютер, на котором программы, нужные “заказчику”, будут не работать, а еле-еле шевелиться. Кроме этого, признаком проверочной закупки может служить явно нерабочая обстановка в том месте, куда вас пригласили.

Наличие на компьютере клиента зоопарка из многообразного и явно часто используемого программного обеспечения почти гарантирует, что это не проверочная закупка.

Наиболее действенный способ, которого, к сожалению, мало кто применит – просто не ставить контрафактного ПО. Ставьте бесплатное. Ставьте Линукс.

Можно ли переложить ответственность?

Некоторые… скажем так, “юридически непросвещенные” люди отчего-то полагают, что ответственности можно избежать путем составления договоров, соглашений с клиентом, расписок и прочих хитровымученных бумаг с разными заковыристыми формулировками.

[attention type=green][attention type=yellow][attention type=red]
Это абсолютно бессмысленно: любая подобная бумага лишь укрепит доказательную базу уголовного дела. Она будет подтверждать то, что подозреваемый “знал, планировал, готовился к преступлению, пытался отвести от себя угрозу”.
[/attention][/attention][/attention]

Кроме этого, ее наличие может привести к возбуждению дела не по второй, а по третьей части 146 статьи за нарушение, совершенное группой лиц.

Уголовное законодательство не позволяет переложить ответственность на другое лицо, составив с ним договор, подписав расписку, заключив джентльменское соглашение и т.п. Статья 3 УК (ч. 1) устанавливает, что преступность деяния и его уголовно-правовые последствия определяются только УК, никаких иных документов в этой сфере не применяется.

В качестве примера, иллюстрирующего абсурдность “джентльменских соглашений”, можно привести подобную “расписку” при совершении любого другого преступления, например, заказного убийства.

Если исполнитель убийства напишет “расписку” о том, что он “никаких претензий к заказчику не имеет”, правоохранительные органы вполне справедливо не будут принимать ее во внимание при назначении наказания (хотя в качестве доказательства сговора такой документ использоваться может).

Или еще один, более приближенный к реальности пример: если на предприятии есть служба охраны, в обязанности которой входит предотвращение краж, можно ли привлечь охранника в качестве обвиняемого по статье 158 УК, если кража не раскрыта? Ответ очевиден.

Тем не менее, заблуждение о “волшебной расписке” распространено повсеместно.

И главную роль в его распространении играют не юридически непросвещенные люди, а сами работники правоохранительных органов, которые в некоторых ситуациях принимают во внимание должностные инструкции работников, с помощью чего на работника предприятия (обычно сисадмина) возлагается ответственность “за соблюдение лицензионной чистоты ПО”.

Милиционерам этот миф выгоден по двум причинам. Во-первых, у них всегда есть “козел отпущения”, на которого все можно свалить. По такой логике, по умолчанию за весь контрафактный софт на предприятии ответственность несет его руководитель. Но в том случае, если существует приказ или должностная инструкция, которая “определяет ответственное лицо”, то привлекать по статье 146 будут его.

В данном случае должностная инструкция как раз и является аналогом “волшебной расписки”, с помощью которой перекладывается уголовная ответственность. Никаких правовых оснований для этого нет, однако, милиция получает возможность не искать тех, кто действительно установил контрафактную программу, а свалить все на того, кто “несет ответственность по инструкции”.

Во-вторых, установить программу на компьютер может любой работник организации, поработавший за этим компьютером.

Однако, если начать разбираться, кто и что устанавливал, то может оказаться, что каждый работник установил программ стоимостью менее чем на пятьдесят тысяч, и состава преступления здесь вообще нет.

[attention type=yellow][attention type=red][attention type=green]
А ситуация, когда “ответственность возложена инструкцией” на кого-то одного, позволяет “повесить” на этого человека весь “пиратский” софт на предприятии, и гарантированно получить уголовное дело, а не кучу административных правонарушений.
[/attention][/attention][/attention]

Для сравнения можно взять статью 143 УК, предусматривающую ответственность за “нарушение правил техники безопасности или иных правил охраны труда, совершенное лицом, на котором лежали обязанности по соблюдению этих правил”.

В данном случае существует закон, возлагающий на работодателя ответственность за соблюдение правил охраны труда, а также предусматривающий возможность эту ответственность возложить на конкретного работника предприятия той самой “должностной инструкцией” (это раздел X Трудового кодекса).

Кроме этого, сама статья 143 предусматривает ответственность для того лица, “на котором лежали обязанности”.

В случае со ст. 146 УК ничего подобного в ней самой нет, а кроме того, не существует закона, который возлагает на руководство предприятия ответственность за “соблюдение лицензионной чистоты”.

Кстати, когда президиум Пермского краевого суда оправдывал А.М.

Поносова, он руководствовался как раз такой логикой: работа директором организации, в которой установлена “пиратка”, не свидетельствует о причастности к нарушению авторских прав по умолчанию.

Необходимо, чтобы обвиняемый совершал какие-то действия, которые к такой установке привели, или являлся соучастником (подстрекателем, организатором, и т.п).

P.s Взято с http://www.yaplakal.com/forum7/topic1364143.html

P.ss Не ради плюсов. А для ознакомления

Источник: https://pikabu.ru/story/kak_ne_popast_pod_statyu_za_sbor_valezhnika_chitaem_pamyatku_6488805

Дерево или кустарник. Когда их можно вырубать без разрешения?

Какие деревья можно вырубать без разрешения

В Алматы вырубили 11 тысяч деревьев ради строительства торгово-развлекательного центра без проведения общественных слушаний. Управление зелёной экономики города подало в суд на застройщика. Однако владелец участка уверяет, что вместо деревьев были кустарники.

Informburo.kz выяснил, чем отличается дерево от кустарника, можно ли сносить без разрешения компетентных органов зелёные насаждения и какое наказание грозит лицам, нарушающим законодательство в сфере охраны окружающей среды.

По словам директора Ботанического сада Алматы Гульнары Ситпаевой, куст от дерева отличается по нескольким признакам:

“Количество стволов – основной отличительный признак между деревьями и кустарниками. Из одного корня в кустарнике произрастает несколько стволов, а в дереве из одного корня вырастает лишь один ствол”, – поясняет Гульнара Ситпаева.

Возраст дерева во много раз превышает возраст кустарника, так же, как и высота, добавляет научный сотрудник Ботсада Велта Масалова. Корень дерева мощнее, чем у кустарника. Последние используются как изгородь, источник плодов или лекарственное сырьё. Дерево кроме вышеперечисленных достоинств является источником ценного материала – древесины.

“Обычно специалистам не сложно отличить дерево от кустарника. Хотя бывает, что можно и спутать их: например, кустарник и дерево четвёртой величины (ростом до семи метров). Ведь бывают и кустарники по пять-шесть метров в высоту. А некоторые деревья при этом могут иметь два-три ствола, хотя почти всегда видно главный из них”, – говорит Велта Масалова.

И деревья, и кустарники относятся к зелёным насаждениям. А понятия “поросль” в законодательстве нет. Вырубившие зелёные насаждения на месте будущего ТРЦ в Алматы заявили, что деревьев на участке не было, а только кустарники и поросль. К зелёным насаждениям относятся кустарники, а также:

При строительстве объекта их можно вырубать только с разрешения местных исполнительных органов.

Министерство национальной экономики разработало Правила вырубки деревьев и кустарников. В них чётко прописано, в каких случаях разрешается вырубать их:

  • при проведении строительно-монтажных работ (необходимо разрешение);
  • при обслуживании объектов инженерного благоустройства, реконструкции и устройстве инженерных сетей, подземных и надземных коммуникаций;
  • при ликвидации аварийных и чрезвычайных ситуаций, в том числе на объектах инженерного благоустройства;
  • при благоустройстве территории существующих объектов и необходимости улучшения качественного и видового состава деревьев;
  • при санитарной вырубке деревьев, создающих угрозу здоровью и жизни людей, а также влекущих ущерб имуществу физического и юридического лица;
  • при произрастании насаждений на землях общего пользования.

Исключения могут прописать местные маслихаты в Правилах содержания и защиты деревьев и кустарников. Например, в мегаполисе можно вырубать деревья без разрешения:

  • на территориях индивидуального жилого дома и личного подсобного хозяйства;
  • на дачных участках.

“Если это индивидуальный жилой дом или личное подсобное хозяйство, то разрешения на вырубку не требуется. Если же строится ТРЦ, то разрешение обязательно”, – подчёркивает юрист Вадим Ни.

Если на участке растут деревья ценных и редких пород, то правила действуют те же: пересадить зелёные насаждения, либо произвести компенсационную посадку 1:5.

Как подать заявление на снос деревьев

Чтобы получить разрешение на вырубку зелёного насаждения, нужно подать заявление на снос через портал электронного правительства Egov.kz, рассказывает юрист Вадим Ни. Заявку могут подавать:

  • физические лица;
  • юридические лица;
  • индивидуальные предприниматели.

“Эта услуга бесплатная. С момента подачи заявки госорганы должны оказать услугу в течение 10 рабочих дней”, – сообщается на сайте Egov.kz.

К заявлению нужно приложить следующие электронные документы:

  • копия правоустанавливающего документа на земельный участок;
  • заключение комплексной вневедомственной экспертизы;
  • материалы инвентаризации и лесопатологического обследования зелёных насаждений, растущих на участке;
  • план компенсационной посадки деревьев;
  • гарантийное письмо по компенсационной посадке деревьев с указанием даты завершения высадки саженцев;
  • договор с организацией на компенсационное озеленение.

Госорганы в течение двух рабочих дней с момента получения документов проверяют полноту представленных документов. Ответ даётся либо в виде разрешения на вырубку, либо в виде отказа с мотивированными основаниями.

Какие могут быть основания для отказа

В управлении зелёной экономики Алматы перечислили пять причин отказа в разрешении на вырубку деревьев.

Первая – если документы или данные в них оказались недостоверными.

“Допустим, если в графе “имя заявителя” указано наименование несуществующей компании или чужого человека, то такие данные считаются недостоверными”, – пояснили в управлении.

Вторая – несоответствие представленных материалов, объектов, данных и сведений, приложенных к заявке. Например, если информация о расположении дерева в разных документах будет противоречивой.

Источник: https://informburo.kz/cards/derevo-ili-kustarnik-kogda-ih-mozhno-vyrubat-bez-razresheniya.html

Можно ли взять на дрова поваленные в лесу деревья?

Какие деревья можно вырубать без разрешения

Рассказываем, что такое валежник и какие деревья можно взять в лесу без нарушений.

– В лесу рядом с моим домом валяется много поваленных деревьев. Они мешают ходить по тропинкам и отлично подошли бы на дрова. Могу ли я забрать их себе? Будет ли это нарушением? И грозит ли штраф? Расскажите, пожалуйста, как это сделать законно.

Как сообщили в Министерстве лесного хозяйства Кировской области, по закону граждане могут свободно и бесплатно находиться в лесах и собирать для собственных нужд дикорастущие плоды, ягоды, орехи, грибы, другие пригодные для употребления в пищу лесные ресурсы, а также недревесные лесные ресурсы (это береста, кора деревьев и кустарников, хворост, веточный корм, еловая, пихтовая, сосновая лапы, мох, лесная подстилка, камыш и другое).

– Валежником являются лежащие на поверхности земли остатки стволов деревьев, сучьев, не являющихся порубочными остатками в местах проведения лесосечных работ и (или) образовавшиеся вследствие естественного отмирания деревьев, при их повреждении вредными организмами, буреломе, снеговале, – отметили в Министерстве. – Следовательно, сбор валежника для собственных нужд граждан свободен и бесплатен, то есть не требует внесения платы и оформления документов.

При этом к валежнику не относятся сухостой (усохшие, стоящие на корню деревья) и ветровал (поваленные или наклонённые деревья с обрывом более трети корней), их рубка запрещена.

Граждане могут собирать валежник в течение года во всех лесах, объём не ограничивается.

– При заготовке валежника запрещается рубка растущих и сухостойных деревьев, рубка и раскряжёвка (поперечная разрезка ствола дерева на части – кряжи – прим. ред.) свежих ветровальных и буреломных деревьев (деревья с зелёной хвоей или листвой).

[attention type=red][attention type=green][attention type=yellow]
Не допускается использование валочных, валочно-пакетирующих и трелёвочных машин. Запрещается разрубка трасс и волоков, а также повреждение деревьев для организации подъезда к месту сбора валежника.
[/attention][/attention][/attention]

Запрещается отчуждение (продажа) заготовленной валежной древесины, – обратили внимание в Министерстве.

Что грозит за нарушение?

В случае, если вы срубите сухостойные деревья, это могут признать незаконной рубкой, а рубку ветровальных и буреломных деревьев – хищением древесины.

– Незаконная рубка – это повреждение до степени прекращения роста лесных насаждений или не отнесённых к лесным насаждениям деревьев, кустарников, лиан. В соответствии со статьей 8.28 КоАП РФ незаконная рубка влечёт наложение административного штрафа на граждан в размере от трёх до четырёх тысяч рублей, – пояснили в Министерстве.

Если же при рубке деревьев использовалась техника либо она происходила в лесопарковом зелёном поясе, то к штрафу от четырёх до пяти тысяч рублей добавляется конфискация продукции и орудия совершения правонарушения. За приобретение, хранение, перевозку или сбыт заведомо незаконно заготовленной древесины грозит штраф в пять тысяч рублей.

– Если эти деяния совершены в значительном размере, – в соответствии со ст. 260 УК РФ осуждённые наказываются штрафом в размере до 500 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до трёх лет, либо обязательными работами на срок до 480 часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет со штрафом в размере от 100 до 200 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до 18 месяцев или без такового, либо лишением свободы на срок до двух лет, – рассказали в Министерстве.

1. Валежником являются лежащие на поверхности земли остатки стволов деревьев, сучьев, а также деревья, упавшие вследствие естественного отмирания, при повреждении вредными организмами, буреломе, снеговале.

2. Граждане могут собираться валежник в течение года во всех лесах, его объём не ограничивается.

3. К валежнику не относятся сухостой (усохшие, стоящие на корню деревья) и ветровал (поваленные или наклонённые деревья с обрывом более трети корней), их рубка запрещена.

4. Рубку сухостойных деревьев могут признать незаконной рубкой, а рубка ветровальных и буреломных деревьев – хищением древесины. За нарушение грозит наказание от штрафа от 3 тысяч до 500 тысяч рублей до лишения свободы на срок до двух лет.

Если у вас есть вопросы, на которые вы не можете найти ответ, задайте их нам, и мы постараемся на них ответить.

sterhluki.ru

Источник: https://kirov-portal.ru/news/vopros-otvet/mozhno-li-vzyat-na-drova-povalennye-v-lesu-derevya-29551/

Закон о валежнике и сухостое в 2019 году: можно ли забирать из леса поваленные и высохшие деревья?

Какие деревья можно вырубать без разрешения

«Закон о сборе валежника» был принят Госдумой в третьем чтении и подписан Президентом России Владимиром Путиным 18 апреля 2018 года. Однако новые поправки в Лесной кодекс РФ вступили в силу только 1 января 2019 года. Начиная с этой даты, россияне получили право собирать поваленные деревья и использовать их в собственных нуждах.

Как не попасть под статью за сбор валежника? Читаем памятку!

Какие деревья можно вырубать без разрешения
Какие деревья можно вырубать без разрешения

Компьютерное пиратство – это не санкционированное правообладателем копирование, распространение или использование ПО в личных целях или для решения бизнес-задач.

Попытки сэкономить на программном обеспечении (например, скачать Windows бесплатно из торрент-сетей) приводят к тому, что на компьютере пользователя появляется пиратский софт, потенциально опасный для ПК и личных данных пользователя.

Microsoft ©

На фоне широко развернувшейся в последнее время антипиратской кампании, думаю многим будет небезынтересно прочитать эту статью.

В стране развернута массовая кампания по борьбе с нарушениями авторских прав. Как всегда, не обходится без перегибов. С милиции требуют раскрываемость по ст.146 УК. И милиция ее дает, не слишком считаясь при этом с законом (о справедливости лучше вообще молчать).

Состав преступления

Части 2 и 3 статьи 146 УК предусматривают наказание за нарушение авторских прав в крупном и особо крупном размере соответственно. Крупным размером считается стоимость распространяемых контрафактных экземпляров или нарушенных прав, превышающая 50 тысяч рублей, особо крупным – свыше 250 тысяч.

Нарушение на сумму меньше 50 тысяч не является уголовным преступлением.

Это административное правонарушение, милиция ими занимается неохотно, поскольку, в отличие от уголовных дел, никак не влияют на цифры отчетности, ради которых, собственно, органы внутренних дел и работают.

(Но если кто-то все-таки попадется, на него оформят административный протокол, а компьютеры могут даже конфисковать, как “контрафактные экземпляры произведений”).

Что такое проверочная закупка?

[attention type=red][attention type=green][attention type=yellow]
Самым простым методом слепить уголовное дело по ст. 146 является проверочная закупка – один из видов оперативно розыскных мероприятий (ОРМ), предусмотренный законом “Об оперативно-розыскной деятельности” (п. 4 ст. 6). Чтобы выполнить установленный план по уголовным делам, милиция вынуждена использовать только самые простые и быстрые способы поимки “пиратов”.
[/attention][/attention][/attention]

Главный из этих методов – проверочная закупка (не путать с контрольной закупкой). Метод прост: обзваниваются те, кто дал объявления об установке программ, настройке компьютеров, а за неимением таковых – о любых услугах, связанных с компьютерами.

Подставной покупатель просит установить программы. После установки составляется протокол, затем следователь возбуждает уголовное дело.

Признаки проверочной закупки

Есть несколько признаков, позволяющих довольно уверенно отличить проверочную закупку от обычного заказа.

Вас непременно попросят установить программы на сумму свыше 50 000 рублей. Обычно берут какую-нибудь дорогую программу типа “1С:Комплексная поставка”, “Компас-3D” или “Photoshop”. Иногда заказывают набор из нескольких программ.

Иногда просят поставить программы на несколько компьютеров. В сумме обязательно должно выйти больше 50 000, иначе милиционеры сработают (по их счету) “вхолостую”.

Явное несоответствие заказанной программы потребностям “заказчика” есть важный признак засады.

Заявка часто бывает не срочная, а на следующий день или через несколько дней: милиционерам нужно подготовиться, найти понятых, установить камеру, пометить деньги и т.п.

[attention type=green][attention type=yellow][attention type=red]
Компьютер, на который вам предложат инсталлировать программы, не похож на рабочий, постоянно используемый. Он будет “чистый”: с одной только ОС или даже без нее. Так проще доказывать преступление.
[/attention][/attention][/attention]

Осмотр компьютера “до”, осмотр или экспертиза “после” – появившиеся на диске программы считаются незаконно скопированными.

Понятые в случае необходимости подтвердят: перед визитом “инсталлятора” на компьютере программ не было вообще, а после визита – появились.

Во время телефонного разговора и/или при проведении закупки вас непременно будут спрашивать, являются ли устанавливаемые программы лицензионными или контрафактными. Для доказательства вины крайне важно, чтобы подозреваемый в той или иной форме признал, что ему известно о нарушении авторских прав.

Обычного клиента этот вопрос нисколько не беспокоит, его больше волнует цена услуги. Милиционеров – наоборот, цена не интересует, а происхождение программ – очень.

В комнате с компьютером кроме “заказчика” будут присутствовать еще не менее двух лиц (понятые), либо там будет вестись видеозапись. Скрытую камеру обнаружить нелегко, но если рядом тусуются без видимой цели какие-то люди, это должно насторожить.

В последнее время работники милиции используют также упрощенный вариант проверочной закупки: просят человека записать и продать диск с программами. В некоторых регионах, где суды не слишком требовательны по части доказанности преступления, такие дела проходят.

Кроме этого, встречаются “закупки” подержанных компьютеров целиком: милиционеры звонят по объявлению и интересуются, а есть ли на продаваемом компьютере такие-то программы. Продавцу предлагают установить их, обещая в этом (и только в этом) случае купить компьютер за хорошую цену.

Нарушения

Проверочные закупки и следствие по делу редко проводятся в строгом соответствии с законом. Царящая в органах “палочная система” просто не дает ни времени, ни средств соблюдать закон.

Чтобы гарантированно возбудить уголовное дело, повсеместно применяются различные способы завышения размера преступления. Например, некорректная оценка стоимости программ, проводимая не экспертом-оценщиком, а потерпевшим.

[attention type=yellow][attention type=red][attention type=green]
Другое распространенное нарушение – использование провокации при проведении проверочной закупки.
[/attention][/attention][/attention]

Когда работник милиции, получив отказ, начинает уговаривать инсталлятора (настройщика, ремонтника или просто пользователя, продающего свой компьютер) поставить нужные программы.

Уговоры часто действуют, человек идет на преступление, которого при иных условиях бы не совершил. Это и есть провокация.

Вопрос о провокации в ходе проверочной закупки был разъяснён Верховным судом на примере дел о сбыте наркотиков. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. – 14 говорится:

“Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.”

Кроме этого, около двух лет назад в закон об ОРД были внесены изменения, в соответствии с которыми милиции запрещалось “подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий”.

(Как будто раньше они всем этим занимались потому что не было прямого запрета в законе.) Естественно, эффект от этих поправок был нулевым.

При проведении “закупок” контрафактных программ милиция этим запретом повсеместно пренебрегает.

Роль подстрекателя в “закупке” ПО даже больше, чем в случае с наркотиками. Сбыт наркотиков является уголовным преступлением в любом случае, независимо от размера, тогда как для состава преступления, предусмотренного ст. 146 УК, нужно программное обеспечение на сумму более пятидесяти тысяч рублей.

Именно поэтому милиционеры всегда просят установить что-нибудь дорогое: “1С: Предприятие”, “Фотошоп”, и т.п.

[attention type=red][attention type=green][attention type=yellow]
Часто инсталляторам помимо 146-й незаконно вменяют статьи УК 272 (неправомерный доступ) и 273 (вредоносные программы), которые не имеют “порога” в виде размера нарушения. Но такие нарушения – отдельная большая тема.
[/attention][/attention][/attention]

Все эти многочисленные и повсеместные нарушения делают порочной практику проверочных закупок для борьбы с нарушениями авторских прав. Делают ее неприемлемой вообще. Оттого автор и предостерегает всех инсталляторов, хотя небольшая часть из них, возможно, в самом деле заслуживает наказания.

Предохранение

Нетрудно вывести простые меры, которые позволят инсталлятору избежать милицейской засады и в то же время не распугать своей подозрительностью нормальных клиентов.

Никогда никому не устанавливайте ПО более чем на 50 тысяч рублей за один раз. Подавляющему большинству заказчиков дорогие и навороченные версии просто не нужны. Если, несмотря на ваши аргументы, настаивает, лучше откажитесь от этого клиента вообще.

При визите к клиенту не приносите с собой дистрибутивов разных программ “на всякий случай”. При квалификации деяния по ч.2 и 3 ст.146 учитываются не только установленные экземпляры программ, но также и носители с программами, которые хранятся или перевозятся “с целью сбыта”. В теории эту цель сбыта следует еще доказать, но на практике суды принимают слова обвинения и без доказательств.

Никогда и никому не говорите, что вы устанавливаете контрафактные программы. Какими бы программы ни были, но на все вопросы следует четко и внятно отвечать, что программы лицензионные, ставятся со строгим соблюдением закона и условий лицензионных соглашений. Впрочем, если вам начинают задавать подобные вопросы, от такого клиента лучше отказаться.

Осматривайте компьютер и место, где он находится, при установке. Насторожить должен чистый жесткий диск, отсутствие внутри компьютера пыли, а также откровенно “слабый” компьютер, на котором программы, нужные “заказчику”, будут не работать, а еле-еле шевелиться. Кроме этого, признаком проверочной закупки может служить явно нерабочая обстановка в том месте, куда вас пригласили.

Наличие на компьютере клиента зоопарка из многообразного и явно часто используемого программного обеспечения почти гарантирует, что это не проверочная закупка.

Наиболее действенный способ, которого, к сожалению, мало кто применит – просто не ставить контрафактного ПО. Ставьте бесплатное. Ставьте Линукс.

Можно ли переложить ответственность?

Некоторые… скажем так, “юридически непросвещенные” люди отчего-то полагают, что ответственности можно избежать путем составления договоров, соглашений с клиентом, расписок и прочих хитровымученных бумаг с разными заковыристыми формулировками.

[attention type=green][attention type=yellow][attention type=red]
Это абсолютно бессмысленно: любая подобная бумага лишь укрепит доказательную базу уголовного дела. Она будет подтверждать то, что подозреваемый “знал, планировал, готовился к преступлению, пытался отвести от себя угрозу”.
[/attention][/attention][/attention]

Кроме этого, ее наличие может привести к возбуждению дела не по второй, а по третьей части 146 статьи за нарушение, совершенное группой лиц.

Уголовное законодательство не позволяет переложить ответственность на другое лицо, составив с ним договор, подписав расписку, заключив джентльменское соглашение и т.п. Статья 3 УК (ч. 1) устанавливает, что преступность деяния и его уголовно-правовые последствия определяются только УК, никаких иных документов в этой сфере не применяется.

В качестве примера, иллюстрирующего абсурдность “джентльменских соглашений”, можно привести подобную “расписку” при совершении любого другого преступления, например, заказного убийства.

Если исполнитель убийства напишет “расписку” о том, что он “никаких претензий к заказчику не имеет”, правоохранительные органы вполне справедливо не будут принимать ее во внимание при назначении наказания (хотя в качестве доказательства сговора такой документ использоваться может).

Или еще один, более приближенный к реальности пример: если на предприятии есть служба охраны, в обязанности которой входит предотвращение краж, можно ли привлечь охранника в качестве обвиняемого по статье 158 УК, если кража не раскрыта? Ответ очевиден.

Тем не менее, заблуждение о “волшебной расписке” распространено повсеместно.

И главную роль в его распространении играют не юридически непросвещенные люди, а сами работники правоохранительных органов, которые в некоторых ситуациях принимают во внимание должностные инструкции работников, с помощью чего на работника предприятия (обычно сисадмина) возлагается ответственность “за соблюдение лицензионной чистоты ПО”.

Милиционерам этот миф выгоден по двум причинам. Во-первых, у них всегда есть “козел отпущения”, на которого все можно свалить. По такой логике, по умолчанию за весь контрафактный софт на предприятии ответственность несет его руководитель. Но в том случае, если существует приказ или должностная инструкция, которая “определяет ответственное лицо”, то привлекать по статье 146 будут его.

В данном случае должностная инструкция как раз и является аналогом “волшебной расписки”, с помощью которой перекладывается уголовная ответственность. Никаких правовых оснований для этого нет, однако, милиция получает возможность не искать тех, кто действительно установил контрафактную программу, а свалить все на того, кто “несет ответственность по инструкции”.

Во-вторых, установить программу на компьютер может любой работник организации, поработавший за этим компьютером.

Однако, если начать разбираться, кто и что устанавливал, то может оказаться, что каждый работник установил программ стоимостью менее чем на пятьдесят тысяч, и состава преступления здесь вообще нет.

[attention type=yellow][attention type=red][attention type=green]
А ситуация, когда “ответственность возложена инструкцией” на кого-то одного, позволяет “повесить” на этого человека весь “пиратский” софт на предприятии, и гарантированно получить уголовное дело, а не кучу административных правонарушений.
[/attention][/attention][/attention]

Для сравнения можно взять статью 143 УК, предусматривающую ответственность за “нарушение правил техники безопасности или иных правил охраны труда, совершенное лицом, на котором лежали обязанности по соблюдению этих правил”.

В данном случае существует закон, возлагающий на работодателя ответственность за соблюдение правил охраны труда, а также предусматривающий возможность эту ответственность возложить на конкретного работника предприятия той самой “должностной инструкцией” (это раздел X Трудового кодекса).

Кроме этого, сама статья 143 предусматривает ответственность для того лица, “на котором лежали обязанности”.

В случае со ст. 146 УК ничего подобного в ней самой нет, а кроме того, не существует закона, который возлагает на руководство предприятия ответственность за “соблюдение лицензионной чистоты”.

Кстати, когда президиум Пермского краевого суда оправдывал А.М.

Поносова, он руководствовался как раз такой логикой: работа директором организации, в которой установлена “пиратка”, не свидетельствует о причастности к нарушению авторских прав по умолчанию.

Необходимо, чтобы обвиняемый совершал какие-то действия, которые к такой установке привели, или являлся соучастником (подстрекателем, организатором, и т.п).

P.s Взято с http://www.yaplakal.com/forum7/topic1364143.html

P.ss Не ради плюсов. А для ознакомления

Источник: https://pikabu.ru/story/kak_ne_popast_pod_statyu_za_sbor_valezhnika_chitaem_pamyatku_6488805

Дерево или кустарник. Когда их можно вырубать без разрешения?

Какие деревья можно вырубать без разрешения

В Алматы вырубили 11 тысяч деревьев ради строительства торгово-развлекательного центра без проведения общественных слушаний. Управление зелёной экономики города подало в суд на застройщика. Однако владелец участка уверяет, что вместо деревьев были кустарники.

Informburo.kz выяснил, чем отличается дерево от кустарника, можно ли сносить без разрешения компетентных органов зелёные насаждения и какое наказание грозит лицам, нарушающим законодательство в сфере охраны окружающей среды.

По словам директора Ботанического сада Алматы Гульнары Ситпаевой, куст от дерева отличается по нескольким признакам:

“Количество стволов – основной отличительный признак между деревьями и кустарниками. Из одного корня в кустарнике произрастает несколько стволов, а в дереве из одного корня вырастает лишь один ствол”, – поясняет Гульнара Ситпаева.

Возраст дерева во много раз превышает возраст кустарника, так же, как и высота, добавляет научный сотрудник Ботсада Велта Масалова. Корень дерева мощнее, чем у кустарника. Последние используются как изгородь, источник плодов или лекарственное сырьё. Дерево кроме вышеперечисленных достоинств является источником ценного материала – древесины.

“Обычно специалистам не сложно отличить дерево от кустарника. Хотя бывает, что можно и спутать их: например, кустарник и дерево четвёртой величины (ростом до семи метров). Ведь бывают и кустарники по пять-шесть метров в высоту. А некоторые деревья при этом могут иметь два-три ствола, хотя почти всегда видно главный из них”, – говорит Велта Масалова.

И деревья, и кустарники относятся к зелёным насаждениям. А понятия “поросль” в законодательстве нет. Вырубившие зелёные насаждения на месте будущего ТРЦ в Алматы заявили, что деревьев на участке не было, а только кустарники и поросль. К зелёным насаждениям относятся кустарники, а также:

При строительстве объекта их можно вырубать только с разрешения местных исполнительных органов.

Министерство национальной экономики разработало Правила вырубки деревьев и кустарников. В них чётко прописано, в каких случаях разрешается вырубать их:

  • при проведении строительно-монтажных работ (необходимо разрешение);
  • при обслуживании объектов инженерного благоустройства, реконструкции и устройстве инженерных сетей, подземных и надземных коммуникаций;
  • при ликвидации аварийных и чрезвычайных ситуаций, в том числе на объектах инженерного благоустройства;
  • при благоустройстве территории существующих объектов и необходимости улучшения качественного и видового состава деревьев;
  • при санитарной вырубке деревьев, создающих угрозу здоровью и жизни людей, а также влекущих ущерб имуществу физического и юридического лица;
  • при произрастании насаждений на землях общего пользования.

Исключения могут прописать местные маслихаты в Правилах содержания и защиты деревьев и кустарников. Например, в мегаполисе можно вырубать деревья без разрешения:

  • на территориях индивидуального жилого дома и личного подсобного хозяйства;
  • на дачных участках.

“Если это индивидуальный жилой дом или личное подсобное хозяйство, то разрешения на вырубку не требуется. Если же строится ТРЦ, то разрешение обязательно”, – подчёркивает юрист Вадим Ни.

Если на участке растут деревья ценных и редких пород, то правила действуют те же: пересадить зелёные насаждения, либо произвести компенсационную посадку 1:5.

Как подать заявление на снос деревьев

Чтобы получить разрешение на вырубку зелёного насаждения, нужно подать заявление на снос через портал электронного правительства Egov.kz, рассказывает юрист Вадим Ни. Заявку могут подавать:

  • физические лица;
  • юридические лица;
  • индивидуальные предприниматели.

“Эта услуга бесплатная. С момента подачи заявки госорганы должны оказать услугу в течение 10 рабочих дней”, – сообщается на сайте Egov.kz.

К заявлению нужно приложить следующие электронные документы:

  • копия правоустанавливающего документа на земельный участок;
  • заключение комплексной вневедомственной экспертизы;
  • материалы инвентаризации и лесопатологического обследования зелёных насаждений, растущих на участке;
  • план компенсационной посадки деревьев;
  • гарантийное письмо по компенсационной посадке деревьев с указанием даты завершения высадки саженцев;
  • договор с организацией на компенсационное озеленение.

Госорганы в течение двух рабочих дней с момента получения документов проверяют полноту представленных документов. Ответ даётся либо в виде разрешения на вырубку, либо в виде отказа с мотивированными основаниями.

Какие могут быть основания для отказа

В управлении зелёной экономики Алматы перечислили пять причин отказа в разрешении на вырубку деревьев.

Первая – если документы или данные в них оказались недостоверными.

“Допустим, если в графе “имя заявителя” указано наименование несуществующей компании или чужого человека, то такие данные считаются недостоверными”, – пояснили в управлении.

Вторая – несоответствие представленных материалов, объектов, данных и сведений, приложенных к заявке. Например, если информация о расположении дерева в разных документах будет противоречивой.

Источник: https://informburo.kz/cards/derevo-ili-kustarnik-kogda-ih-mozhno-vyrubat-bez-razresheniya.html

Можно ли взять на дрова поваленные в лесу деревья?

Какие деревья можно вырубать без разрешения

Рассказываем, что такое валежник и какие деревья можно взять в лесу без нарушений.

– В лесу рядом с моим домом валяется много поваленных деревьев. Они мешают ходить по тропинкам и отлично подошли бы на дрова. Могу ли я забрать их себе? Будет ли это нарушением? И грозит ли штраф? Расскажите, пожалуйста, как это сделать законно.

Как сообщили в Министерстве лесного хозяйства Кировской области, по закону граждане могут свободно и бесплатно находиться в лесах и собирать для собственных нужд дикорастущие плоды, ягоды, орехи, грибы, другие пригодные для употребления в пищу лесные ресурсы, а также недревесные лесные ресурсы (это береста, кора деревьев и кустарников, хворост, веточный корм, еловая, пихтовая, сосновая лапы, мох, лесная подстилка, камыш и другое).

– Валежником являются лежащие на поверхности земли остатки стволов деревьев, сучьев, не являющихся порубочными остатками в местах проведения лесосечных работ и (или) образовавшиеся вследствие естественного отмирания деревьев, при их повреждении вредными организмами, буреломе, снеговале, – отметили в Министерстве. – Следовательно, сбор валежника для собственных нужд граждан свободен и бесплатен, то есть не требует внесения платы и оформления документов.

При этом к валежнику не относятся сухостой (усохшие, стоящие на корню деревья) и ветровал (поваленные или наклонённые деревья с обрывом более трети корней), их рубка запрещена.

Граждане могут собирать валежник в течение года во всех лесах, объём не ограничивается.

– При заготовке валежника запрещается рубка растущих и сухостойных деревьев, рубка и раскряжёвка (поперечная разрезка ствола дерева на части – кряжи – прим. ред.) свежих ветровальных и буреломных деревьев (деревья с зелёной хвоей или листвой).

[attention type=red][attention type=green][attention type=yellow]
Не допускается использование валочных, валочно-пакетирующих и трелёвочных машин. Запрещается разрубка трасс и волоков, а также повреждение деревьев для организации подъезда к месту сбора валежника.
[/attention][/attention][/attention]

Запрещается отчуждение (продажа) заготовленной валежной древесины, – обратили внимание в Министерстве.

Что грозит за нарушение?

В случае, если вы срубите сухостойные деревья, это могут признать незаконной рубкой, а рубку ветровальных и буреломных деревьев – хищением древесины.

– Незаконная рубка – это повреждение до степени прекращения роста лесных насаждений или не отнесённых к лесным насаждениям деревьев, кустарников, лиан. В соответствии со статьей 8.28 КоАП РФ незаконная рубка влечёт наложение административного штрафа на граждан в размере от трёх до четырёх тысяч рублей, – пояснили в Министерстве.

Если же при рубке деревьев использовалась техника либо она происходила в лесопарковом зелёном поясе, то к штрафу от четырёх до пяти тысяч рублей добавляется конфискация продукции и орудия совершения правонарушения. За приобретение, хранение, перевозку или сбыт заведомо незаконно заготовленной древесины грозит штраф в пять тысяч рублей.

– Если эти деяния совершены в значительном размере, – в соответствии со ст. 260 УК РФ осуждённые наказываются штрафом в размере до 500 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до трёх лет, либо обязательными работами на срок до 480 часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет со штрафом в размере от 100 до 200 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до 18 месяцев или без такового, либо лишением свободы на срок до двух лет, – рассказали в Министерстве.

1. Валежником являются лежащие на поверхности земли остатки стволов деревьев, сучьев, а также деревья, упавшие вследствие естественного отмирания, при повреждении вредными организмами, буреломе, снеговале.

2. Граждане могут собираться валежник в течение года во всех лесах, его объём не ограничивается.

3. К валежнику не относятся сухостой (усохшие, стоящие на корню деревья) и ветровал (поваленные или наклонённые деревья с обрывом более трети корней), их рубка запрещена.

4. Рубку сухостойных деревьев могут признать незаконной рубкой, а рубка ветровальных и буреломных деревьев – хищением древесины. За нарушение грозит наказание от штрафа от 3 тысяч до 500 тысяч рублей до лишения свободы на срок до двух лет.

Если у вас есть вопросы, на которые вы не можете найти ответ, задайте их нам, и мы постараемся на них ответить.

sterhluki.ru

Источник: https://kirov-portal.ru/news/vopros-otvet/mozhno-li-vzyat-na-drova-povalennye-v-lesu-derevya-29551/

Закон о валежнике и сухостое в 2019 году: можно ли забирать из леса поваленные и высохшие деревья?

Какие деревья можно вырубать без разрешения

«Закон о сборе валежника» был принят Госдумой в третьем чтении и подписан Президентом России Владимиром Путиным 18 апреля 2018 года. Однако новые поправки в Лесной кодекс РФ вступили в силу только 1 января 2019 года. Начиная с этой даты, россияне получили право собирать поваленные деревья и использовать их в собственных нуждах.

Как не попасть под статью за сбор валежника? Читаем памятку!

Какие деревья можно вырубать без разрешения
Какие деревья можно вырубать без разрешения

Компьютерное пиратство – это не санкционированное правообладателем копирование, распространение или использование ПО в личных целях или для решения бизнес-задач.

Попытки сэкономить на программном обеспечении (например, скачать Windows бесплатно из торрент-сетей) приводят к тому, что на компьютере пользователя появляется пиратский софт, потенциально опасный для ПК и личных данных пользователя.

Microsoft ©

На фоне широко развернувшейся в последнее время антипиратской кампании, думаю многим будет небезынтересно прочитать эту статью.

В стране развернута массовая кампания по борьбе с нарушениями авторских прав. Как всегда, не обходится без перегибов. С милиции требуют раскрываемость по ст.146 УК. И милиция ее дает, не слишком считаясь при этом с законом (о справедливости лучше вообще молчать).

Состав преступления

Части 2 и 3 статьи 146 УК предусматривают наказание за нарушение авторских прав в крупном и особо крупном размере соответственно. Крупным размером считается стоимость распространяемых контрафактных экземпляров или нарушенных прав, превышающая 50 тысяч рублей, особо крупным – свыше 250 тысяч.

Нарушение на сумму меньше 50 тысяч не является уголовным преступлением.

Это административное правонарушение, милиция ими занимается неохотно, поскольку, в отличие от уголовных дел, никак не влияют на цифры отчетности, ради которых, собственно, органы внутренних дел и работают.

(Но если кто-то все-таки попадется, на него оформят административный протокол, а компьютеры могут даже конфисковать, как “контрафактные экземпляры произведений”).

Что такое проверочная закупка?

[attention type=red][attention type=green][attention type=yellow]
Самым простым методом слепить уголовное дело по ст. 146 является проверочная закупка – один из видов оперативно розыскных мероприятий (ОРМ), предусмотренный законом “Об оперативно-розыскной деятельности” (п. 4 ст. 6). Чтобы выполнить установленный план по уголовным делам, милиция вынуждена использовать только самые простые и быстрые способы поимки “пиратов”.
[/attention][/attention][/attention]

Главный из этих методов – проверочная закупка (не путать с контрольной закупкой). Метод прост: обзваниваются те, кто дал объявления об установке программ, настройке компьютеров, а за неимением таковых – о любых услугах, связанных с компьютерами.

Подставной покупатель просит установить программы. После установки составляется протокол, затем следователь возбуждает уголовное дело.

Признаки проверочной закупки

Есть несколько признаков, позволяющих довольно уверенно отличить проверочную закупку от обычного заказа.

Вас непременно попросят установить программы на сумму свыше 50 000 рублей. Обычно берут какую-нибудь дорогую программу типа “1С:Комплексная поставка”, “Компас-3D” или “Photoshop”. Иногда заказывают набор из нескольких программ.

Иногда просят поставить программы на несколько компьютеров. В сумме обязательно должно выйти больше 50 000, иначе милиционеры сработают (по их счету) “вхолостую”.

Явное несоответствие заказанной программы потребностям “заказчика” есть важный признак засады.

Заявка часто бывает не срочная, а на следующий день или через несколько дней: милиционерам нужно подготовиться, найти понятых, установить камеру, пометить деньги и т.п.

[attention type=green][attention type=yellow][attention type=red]
Компьютер, на который вам предложат инсталлировать программы, не похож на рабочий, постоянно используемый. Он будет “чистый”: с одной только ОС или даже без нее. Так проще доказывать преступление.
[/attention][/attention][/attention]

Осмотр компьютера “до”, осмотр или экспертиза “после” – появившиеся на диске программы считаются незаконно скопированными.

Понятые в случае необходимости подтвердят: перед визитом “инсталлятора” на компьютере программ не было вообще, а после визита – появились.

Во время телефонного разговора и/или при проведении закупки вас непременно будут спрашивать, являются ли устанавливаемые программы лицензионными или контрафактными. Для доказательства вины крайне важно, чтобы подозреваемый в той или иной форме признал, что ему известно о нарушении авторских прав.

Обычного клиента этот вопрос нисколько не беспокоит, его больше волнует цена услуги. Милиционеров – наоборот, цена не интересует, а происхождение программ – очень.

В комнате с компьютером кроме “заказчика” будут присутствовать еще не менее двух лиц (понятые), либо там будет вестись видеозапись. Скрытую камеру обнаружить нелегко, но если рядом тусуются без видимой цели какие-то люди, это должно насторожить.

В последнее время работники милиции используют также упрощенный вариант проверочной закупки: просят человека записать и продать диск с программами. В некоторых регионах, где суды не слишком требовательны по части доказанности преступления, такие дела проходят.

Кроме этого, встречаются “закупки” подержанных компьютеров целиком: милиционеры звонят по объявлению и интересуются, а есть ли на продаваемом компьютере такие-то программы. Продавцу предлагают установить их, обещая в этом (и только в этом) случае купить компьютер за хорошую цену.

Нарушения

Проверочные закупки и следствие по делу редко проводятся в строгом соответствии с законом. Царящая в органах “палочная система” просто не дает ни времени, ни средств соблюдать закон.

Чтобы гарантированно возбудить уголовное дело, повсеместно применяются различные способы завышения размера преступления. Например, некорректная оценка стоимости программ, проводимая не экспертом-оценщиком, а потерпевшим.

[attention type=yellow][attention type=red][attention type=green]
Другое распространенное нарушение – использование провокации при проведении проверочной закупки.
[/attention][/attention][/attention]

Когда работник милиции, получив отказ, начинает уговаривать инсталлятора (настройщика, ремонтника или просто пользователя, продающего свой компьютер) поставить нужные программы.

Уговоры часто действуют, человек идет на преступление, которого при иных условиях бы не совершил. Это и есть провокация.

Вопрос о провокации в ходе проверочной закупки был разъяснён Верховным судом на примере дел о сбыте наркотиков. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. – 14 говорится:

“Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.”

Кроме этого, около двух лет назад в закон об ОРД были внесены изменения, в соответствии с которыми милиции запрещалось “подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий”.

(Как будто раньше они всем этим занимались потому что не было прямого запрета в законе.) Естественно, эффект от этих поправок был нулевым.

При проведении “закупок” контрафактных программ милиция этим запретом повсеместно пренебрегает.

Роль подстрекателя в “закупке” ПО даже больше, чем в случае с наркотиками. Сбыт наркотиков является уголовным преступлением в любом случае, независимо от размера, тогда как для состава преступления, предусмотренного ст. 146 УК, нужно программное обеспечение на сумму более пятидесяти тысяч рублей.

Именно поэтому милиционеры всегда просят установить что-нибудь дорогое: “1С: Предприятие”, “Фотошоп”, и т.п.

[attention type=red][attention type=green][attention type=yellow]
Часто инсталляторам помимо 146-й незаконно вменяют статьи УК 272 (неправомерный доступ) и 273 (вредоносные программы), которые не имеют “порога” в виде размера нарушения. Но такие нарушения – отдельная большая тема.
[/attention][/attention][/attention]

Все эти многочисленные и повсеместные нарушения делают порочной практику проверочных закупок для борьбы с нарушениями авторских прав. Делают ее неприемлемой вообще. Оттого автор и предостерегает всех инсталляторов, хотя небольшая часть из них, возможно, в самом деле заслуживает наказания.

Предохранение

Нетрудно вывести простые меры, которые позволят инсталлятору избежать милицейской засады и в то же время не распугать своей подозрительностью нормальных клиентов.

Никогда никому не устанавливайте ПО более чем на 50 тысяч рублей за один раз. Подавляющему большинству заказчиков дорогие и навороченные версии просто не нужны. Если, несмотря на ваши аргументы, настаивает, лучше откажитесь от этого клиента вообще.

При визите к клиенту не приносите с собой дистрибутивов разных программ “на всякий случай”. При квалификации деяния по ч.2 и 3 ст.146 учитываются не только установленные экземпляры программ, но также и носители с программами, которые хранятся или перевозятся “с целью сбыта”. В теории эту цель сбыта следует еще доказать, но на практике суды принимают слова обвинения и без доказательств.

Никогда и никому не говорите, что вы устанавливаете контрафактные программы. Какими бы программы ни были, но на все вопросы следует четко и внятно отвечать, что программы лицензионные, ставятся со строгим соблюдением закона и условий лицензионных соглашений. Впрочем, если вам начинают задавать подобные вопросы, от такого клиента лучше отказаться.

Осматривайте компьютер и место, где он находится, при установке. Насторожить должен чистый жесткий диск, отсутствие внутри компьютера пыли, а также откровенно “слабый” компьютер, на котором программы, нужные “заказчику”, будут не работать, а еле-еле шевелиться. Кроме этого, признаком проверочной закупки может служить явно нерабочая обстановка в том месте, куда вас пригласили.

Наличие на компьютере клиента зоопарка из многообразного и явно часто используемого программного обеспечения почти гарантирует, что это не проверочная закупка.

Наиболее действенный способ, которого, к сожалению, мало кто применит – просто не ставить контрафактного ПО. Ставьте бесплатное. Ставьте Линукс.

Можно ли переложить ответственность?

Некоторые… скажем так, “юридически непросвещенные” люди отчего-то полагают, что ответственности можно избежать путем составления договоров, соглашений с клиентом, расписок и прочих хитровымученных бумаг с разными заковыристыми формулировками.

[attention type=green][attention type=yellow][attention type=red]
Это абсолютно бессмысленно: любая подобная бумага лишь укрепит доказательную базу уголовного дела. Она будет подтверждать то, что подозреваемый “знал, планировал, готовился к преступлению, пытался отвести от себя угрозу”.
[/attention][/attention][/attention]

Кроме этого, ее наличие может привести к возбуждению дела не по второй, а по третьей части 146 статьи за нарушение, совершенное группой лиц.

Уголовное законодательство не позволяет переложить ответственность на другое лицо, составив с ним договор, подписав расписку, заключив джентльменское соглашение и т.п. Статья 3 УК (ч. 1) устанавливает, что преступность деяния и его уголовно-правовые последствия определяются только УК, никаких иных документов в этой сфере не применяется.

В качестве примера, иллюстрирующего абсурдность “джентльменских соглашений”, можно привести подобную “расписку” при совершении любого другого преступления, например, заказного убийства.

Если исполнитель убийства напишет “расписку” о том, что он “никаких претензий к заказчику не имеет”, правоохранительные органы вполне справедливо не будут принимать ее во внимание при назначении наказания (хотя в качестве доказательства сговора такой документ использоваться может).

Или еще один, более приближенный к реальности пример: если на предприятии есть служба охраны, в обязанности которой входит предотвращение краж, можно ли привлечь охранника в качестве обвиняемого по статье 158 УК, если кража не раскрыта? Ответ очевиден.

Тем не менее, заблуждение о “волшебной расписке” распространено повсеместно.

И главную роль в его распространении играют не юридически непросвещенные люди, а сами работники правоохранительных органов, которые в некоторых ситуациях принимают во внимание должностные инструкции работников, с помощью чего на работника предприятия (обычно сисадмина) возлагается ответственность “за соблюдение лицензионной чистоты ПО”.

Милиционерам этот миф выгоден по двум причинам. Во-первых, у них всегда есть “козел отпущения”, на которого все можно свалить. По такой логике, по умолчанию за весь контрафактный софт на предприятии ответственность несет его руководитель. Но в том случае, если существует приказ или должностная инструкция, которая “определяет ответственное лицо”, то привлекать по статье 146 будут его.

В данном случае должностная инструкция как раз и является аналогом “волшебной расписки”, с помощью которой перекладывается уголовная ответственность. Никаких правовых оснований для этого нет, однако, милиция получает возможность не искать тех, кто действительно установил контрафактную программу, а свалить все на того, кто “несет ответственность по инструкции”.

Во-вторых, установить программу на компьютер может любой работник организации, поработавший за этим компьютером.

Однако, если начать разбираться, кто и что устанавливал, то может оказаться, что каждый работник установил программ стоимостью менее чем на пятьдесят тысяч, и состава преступления здесь вообще нет.

[attention type=yellow][attention type=red][attention type=green]
А ситуация, когда “ответственность возложена инструкцией” на кого-то одного, позволяет “повесить” на этого человека весь “пиратский” софт на предприятии, и гарантированно получить уголовное дело, а не кучу административных правонарушений.
[/attention][/attention][/attention]

Для сравнения можно взять статью 143 УК, предусматривающую ответственность за “нарушение правил техники безопасности или иных правил охраны труда, совершенное лицом, на котором лежали обязанности по соблюдению этих правил”.

В данном случае существует закон, возлагающий на работодателя ответственность за соблюдение правил охраны труда, а также предусматривающий возможность эту ответственность возложить на конкретного работника предприятия той самой “должностной инструкцией” (это раздел X Трудового кодекса).

Кроме этого, сама статья 143 предусматривает ответственность для того лица, “на котором лежали обязанности”.

В случае со ст. 146 УК ничего подобного в ней самой нет, а кроме того, не существует закона, который возлагает на руководство предприятия ответственность за “соблюдение лицензионной чистоты”.

Кстати, когда президиум Пермского краевого суда оправдывал А.М.

Поносова, он руководствовался как раз такой логикой: работа директором организации, в которой установлена “пиратка”, не свидетельствует о причастности к нарушению авторских прав по умолчанию.

Необходимо, чтобы обвиняемый совершал какие-то действия, которые к такой установке привели, или являлся соучастником (подстрекателем, организатором, и т.п).

P.s Взято с http://www.yaplakal.com/forum7/topic1364143.html

P.ss Не ради плюсов. А для ознакомления

Источник: https://pikabu.ru/story/kak_ne_popast_pod_statyu_za_sbor_valezhnika_chitaem_pamyatku_6488805

Дерево или кустарник. Когда их можно вырубать без разрешения?

Какие деревья можно вырубать без разрешения

В Алматы вырубили 11 тысяч деревьев ради строительства торгово-развлекательного центра без проведения общественных слушаний. Управление зелёной экономики города подало в суд на застройщика. Однако владелец участка уверяет, что вместо деревьев были кустарники.

Informburo.kz выяснил, чем отличается дерево от кустарника, можно ли сносить без разрешения компетентных органов зелёные насаждения и какое наказание грозит лицам, нарушающим законодательство в сфере охраны окружающей среды.

По словам директора Ботанического сада Алматы Гульнары Ситпаевой, куст от дерева отличается по нескольким признакам:

“Количество стволов – основной отличительный признак между деревьями и кустарниками. Из одного корня в кустарнике произрастает несколько стволов, а в дереве из одного корня вырастает лишь один ствол”, – поясняет Гульнара Ситпаева.

Возраст дерева во много раз превышает возраст кустарника, так же, как и высота, добавляет научный сотрудник Ботсада Велта Масалова. Корень дерева мощнее, чем у кустарника. Последние используются как изгородь, источник плодов или лекарственное сырьё. Дерево кроме вышеперечисленных достоинств является источником ценного материала – древесины.

“Обычно специалистам не сложно отличить дерево от кустарника. Хотя бывает, что можно и спутать их: например, кустарник и дерево четвёртой величины (ростом до семи метров). Ведь бывают и кустарники по пять-шесть метров в высоту. А некоторые деревья при этом могут иметь два-три ствола, хотя почти всегда видно главный из них”, – говорит Велта Масалова.

И деревья, и кустарники относятся к зелёным насаждениям. А понятия “поросль” в законодательстве нет. Вырубившие зелёные насаждения на месте будущего ТРЦ в Алматы заявили, что деревьев на участке не было, а только кустарники и поросль. К зелёным насаждениям относятся кустарники, а также:

При строительстве объекта их можно вырубать только с разрешения местных исполнительных органов.

Министерство национальной экономики разработало Правила вырубки деревьев и кустарников. В них чётко прописано, в каких случаях разрешается вырубать их:

  • при проведении строительно-монтажных работ (необходимо разрешение);
  • при обслуживании объектов инженерного благоустройства, реконструкции и устройстве инженерных сетей, подземных и надземных коммуникаций;
  • при ликвидации аварийных и чрезвычайных ситуаций, в том числе на объектах инженерного благоустройства;
  • при благоустройстве территории существующих объектов и необходимости улучшения качественного и видового состава деревьев;
  • при санитарной вырубке деревьев, создающих угрозу здоровью и жизни людей, а также влекущих ущерб имуществу физического и юридического лица;
  • при произрастании насаждений на землях общего пользования.

Исключения могут прописать местные маслихаты в Правилах содержания и защиты деревьев и кустарников. Например, в мегаполисе можно вырубать деревья без разрешения:

  • на территориях индивидуального жилого дома и личного подсобного хозяйства;
  • на дачных участках.

“Если это индивидуальный жилой дом или личное подсобное хозяйство, то разрешения на вырубку не требуется. Если же строится ТРЦ, то разрешение обязательно”, – подчёркивает юрист Вадим Ни.

Если на участке растут деревья ценных и редких пород, то правила действуют те же: пересадить зелёные насаждения, либо произвести компенсационную посадку 1:5.

Как подать заявление на снос деревьев

Чтобы получить разрешение на вырубку зелёного насаждения, нужно подать заявление на снос через портал электронного правительства Egov.kz, рассказывает юрист Вадим Ни. Заявку могут подавать:

  • физические лица;
  • юридические лица;
  • индивидуальные предприниматели.

“Эта услуга бесплатная. С момента подачи заявки госорганы должны оказать услугу в течение 10 рабочих дней”, – сообщается на сайте Egov.kz.

К заявлению нужно приложить следующие электронные документы:

  • копия правоустанавливающего документа на земельный участок;
  • заключение комплексной вневедомственной экспертизы;
  • материалы инвентаризации и лесопатологического обследования зелёных насаждений, растущих на участке;
  • план компенсационной посадки деревьев;
  • гарантийное письмо по компенсационной посадке деревьев с указанием даты завершения высадки саженцев;
  • договор с организацией на компенсационное озеленение.

Госорганы в течение двух рабочих дней с момента получения документов проверяют полноту представленных документов. Ответ даётся либо в виде разрешения на вырубку, либо в виде отказа с мотивированными основаниями.

Какие могут быть основания для отказа

В управлении зелёной экономики Алматы перечислили пять причин отказа в разрешении на вырубку деревьев.

Первая – если документы или данные в них оказались недостоверными.

“Допустим, если в графе “имя заявителя” указано наименование несуществующей компании или чужого человека, то такие данные считаются недостоверными”, – пояснили в управлении.

Вторая – несоответствие представленных материалов, объектов, данных и сведений, приложенных к заявке. Например, если информация о расположении дерева в разных документах будет противоречивой.

Источник: https://informburo.kz/cards/derevo-ili-kustarnik-kogda-ih-mozhno-vyrubat-bez-razresheniya.html

Можно ли взять на дрова поваленные в лесу деревья?

Какие деревья можно вырубать без разрешения

Рассказываем, что такое валежник и какие деревья можно взять в лесу без нарушений.

– В лесу рядом с моим домом валяется много поваленных деревьев. Они мешают ходить по тропинкам и отлично подошли бы на дрова. Могу ли я забрать их себе? Будет ли это нарушением? И грозит ли штраф? Расскажите, пожалуйста, как это сделать законно.

Как сообщили в Министерстве лесного хозяйства Кировской области, по закону граждане могут свободно и бесплатно находиться в лесах и собирать для собственных нужд дикорастущие плоды, ягоды, орехи, грибы, другие пригодные для употребления в пищу лесные ресурсы, а также недревесные лесные ресурсы (это береста, кора деревьев и кустарников, хворост, веточный корм, еловая, пихтовая, сосновая лапы, мох, лесная подстилка, камыш и другое).

– Валежником являются лежащие на поверхности земли остатки стволов деревьев, сучьев, не являющихся порубочными остатками в местах проведения лесосечных работ и (или) образовавшиеся вследствие естественного отмирания деревьев, при их повреждении вредными организмами, буреломе, снеговале, – отметили в Министерстве. – Следовательно, сбор валежника для собственных нужд граждан свободен и бесплатен, то есть не требует внесения платы и оформления документов.

При этом к валежнику не относятся сухостой (усохшие, стоящие на корню деревья) и ветровал (поваленные или наклонённые деревья с обрывом более трети корней), их рубка запрещена.

Граждане могут собирать валежник в течение года во всех лесах, объём не ограничивается.

– При заготовке валежника запрещается рубка растущих и сухостойных деревьев, рубка и раскряжёвка (поперечная разрезка ствола дерева на части – кряжи – прим. ред.) свежих ветровальных и буреломных деревьев (деревья с зелёной хвоей или листвой).

[attention type=red][attention type=green][attention type=yellow]
Не допускается использование валочных, валочно-пакетирующих и трелёвочных машин. Запрещается разрубка трасс и волоков, а также повреждение деревьев для организации подъезда к месту сбора валежника.
[/attention][/attention][/attention]

Запрещается отчуждение (продажа) заготовленной валежной древесины, – обратили внимание в Министерстве.

Что грозит за нарушение?

В случае, если вы срубите сухостойные деревья, это могут признать незаконной рубкой, а рубку ветровальных и буреломных деревьев – хищением древесины.

– Незаконная рубка – это повреждение до степени прекращения роста лесных насаждений или не отнесённых к лесным насаждениям деревьев, кустарников, лиан. В соответствии со статьей 8.28 КоАП РФ незаконная рубка влечёт наложение административного штрафа на граждан в размере от трёх до четырёх тысяч рублей, – пояснили в Министерстве.

Если же при рубке деревьев использовалась техника либо она происходила в лесопарковом зелёном поясе, то к штрафу от четырёх до пяти тысяч рублей добавляется конфискация продукции и орудия совершения правонарушения. За приобретение, хранение, перевозку или сбыт заведомо незаконно заготовленной древесины грозит штраф в пять тысяч рублей.

– Если эти деяния совершены в значительном размере, – в соответствии со ст. 260 УК РФ осуждённые наказываются штрафом в размере до 500 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до трёх лет, либо обязательными работами на срок до 480 часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет со штрафом в размере от 100 до 200 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до 18 месяцев или без такового, либо лишением свободы на срок до двух лет, – рассказали в Министерстве.

1. Валежником являются лежащие на поверхности земли остатки стволов деревьев, сучьев, а также деревья, упавшие вследствие естественного отмирания, при повреждении вредными организмами, буреломе, снеговале.

2. Граждане могут собираться валежник в течение года во всех лесах, его объём не ограничивается.

3. К валежнику не относятся сухостой (усохшие, стоящие на корню деревья) и ветровал (поваленные или наклонённые деревья с обрывом более трети корней), их рубка запрещена.

4. Рубку сухостойных деревьев могут признать незаконной рубкой, а рубка ветровальных и буреломных деревьев – хищением древесины. За нарушение грозит наказание от штрафа от 3 тысяч до 500 тысяч рублей до лишения свободы на срок до двух лет.

Если у вас есть вопросы, на которые вы не можете найти ответ, задайте их нам, и мы постараемся на них ответить.

sterhluki.ru

Источник: https://kirov-portal.ru/news/vopros-otvet/mozhno-li-vzyat-na-drova-povalennye-v-lesu-derevya-29551/

Закон о валежнике и сухостое в 2019 году: можно ли забирать из леса поваленные и высохшие деревья?

Какие деревья можно вырубать без разрешения

«Закон о сборе валежника» был принят Госдумой в третьем чтении и подписан Президентом России Владимиром Путиным 18 апреля 2018 года. Однако новые поправки в Лесной кодекс РФ вступили в силу только 1 января 2019 года. Начиная с этой даты, россияне получили право собирать поваленные деревья и использовать их в собственных нуждах.

Источник: https://zakonguru.com/izmeneniya/sbor-valezhnika.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.